Дядя Юра

 

Юрий Лавров Как я любила в детстве, когда к нам редко, но все же приезжал дядя Юра. Приезжал, привозил какие-то подарки, всегда шутил. С его приездом в доме становилось по-особенному уютно, легко, тепло и умиротворенно.

Почему это ощущение возникало только в присутствии дяди Юры — загадка, на которую я не нахожу ответа до сих пор.

 

Его грустную историю много позже рассказала мне моя мама.

Двойняшки Юра и Неля жили в детском доме. Как они туда попали не помнил уже никто. Бабушка Катя, мама моей мамы, работала в этом же детдоме воспитателем. Она жалела и по-своему любила всех своих подопечных, но к этим двоим относилась особенно тепло, как к своим собственным детям. Дети отвечали взаимностью, называя мамой Катей.

Маленький Юра мечтал о летном училище, хотел стать летчиком, чтобы взмыть высоко-высоко в небо и улететь далеко-далеко. Туда, где мама с папой, где собственный дом, своя семья. Впрочем, о своей семье мечтал каждый детдомовец. Жизнь в детдоме, прямо скажем, не сахар.

 

 Весной 1941 года Юре исполнилось 17 лет. Детская мечта переросла в твердое желание выучиться на летчика и управлять большими воздушными судами. Но в училище брали только с 18-и. Предстоял еще один томительный год в интернате. Неля уже училась в медицинском училище и двойняшки виделись крайне редко.

Воспитательница Екатерина Зосимовна, принимавшая деятельное участие в жизни сестры и брата, после некоторых раздумий, решилась и переправила в метрике Юры год рождения, приблизив, как ей тогда казалось, исполнение детской мечты юноши. Но приблизила мама Катя вовсе не исполнение мечты… И этого она не могла простить себе до конца жизни.

22 июня 1941 года началась война. По данным метрики, Юре уже было полных 18 лет – возраст призыва. А Юра был рад, что может послужить Родине, тогда как его сверстники просились на фронт добровольцами, но их не брали по возрасту.

Юрий Лавров прошел всю войну и живым вернулся домой к своей маме Кате. Вернулся не один, а со своей фронтовой подругой, ставшей позже его женой.

Моя мама вспоминала как плакала от радости бабушка, как она просила прощения у солдата.

Неля жила в Иркутске. На фронте она была медсестрой. Там познакомилась со своим будущим мужем и уехала жить на его родину. Юра с молодой женой тоже перебрались в Иркутск.

 

Даже после смерти бабушки Кати, Юрий не забывал нас и изредка, когда был проездом, навещал. Как я любила эти «проезды» и всегда была уверена, что это мой родной любимый дядя. Дядя Юра Лавров. Еще позже я узнала, что война все же «догнала» дядю Юру… через 40 лет.

На фронте он был контужен и от этого, со временем, почти полностью потерял слух.

Погиб дядя Юра, переходя железнодорожные пути, не услышав гудка сзади идущего поезда. Так распорядилась проклятая война.