Семья Мидилли Даши

 

Дуденко Николай Никитович

 

Дуденко Николай Никитович Мой прадед, Николай Никитович родился 116 лет тому назад и я его никогда не видела. Но его фотографии стоят у нас дома и я вижу их каждый день и много о  нем знаю. Моя бабушка, Татьяна Николаевна, его дочь, часто вспоминает и рассказывает мне о нем и о тех страшных годах Великой Отечественной Войны, которую он прошел от начала и до конца.

Прадед начал воевать еще в 1939 году на Финской войне, стоял в окопах, наполовину залитых холодной водой. Он был профессиональным военным, окончив в Киеве Высшее военное училище, и поэтому одним из первых был призван защищать свою родину.

Уже в Великую Отечественную в 1941 году на фронте он познакомился со своей будущей женой, моей прабабушкой, Валентиной Ивановной, которая молодой 17-летней девчонкой пришла на фронт сражаться с фашистами.

 

Почти сразу после начала войны, осенью 1941 года, во время фашисткой бомбежки прабабушка потеряла ногу и долго оставалась в госпитале. Второй раз не погибнуть ей помог только счастливый случай. Весь севастопольский госпиталь в Крыму, в котором она находилась после ранения, спешно эвакуировали в тыл из-за стремительного наступления немцев.

 

На последний теплоход "Армения", уходивший из Крыма брали только раненых и детей. Всех людей теплоход вместить не мог. Про прабабушку, лежащую на носилках на берегу, забыли. Она уже видела теплоход с флагами красного креста, отходящий от берега, когда в него попала вражеская бомба с немецкого самолета. Спастись на теплоходе никому не удалось.

Мимо  бежал молодой матрос, который просьбу "пристрелить", ответил отказом, и помог погрузить  ее в лодку, на которой она попала в Новороссийск. Так прабабушка была спасена, но впереди ее ждали тяжелые долгие годы войны и работа в тылу.

 

Войсковая часть прадеда обслуживала военные аэродромы, и он был командиром. Однажды, ему поступил приказ подготовить аэродром к встрече женского летного авиаполка, известного впоследствии своими летчицами Марией Расковой, Полиной Осипенко, Валентиной Гризодубовой и другими. Задание было выполнено и аэродром был полностью готов к их прилету.  Четверо суток не спав, прадед уснул вместе со  своим заместителем. Летчицы прилетели как раз в этот момент, но, к сожалению, их никто не встретил.

Это было прямое нарушение приказа, и прадеда арестовали.

Рядовые бойцы, любившие и уважавшие прадеда, как родного отца, нашли гражданское платье для его жены, моей прабабушки и отправили ее  к начальнику штаба фронта просить его отменить расстрельный приговор. К счастью, оказалось, что тот знал прадеда еще по финской войне и приказ был заменен на строгий выговор.

 

Это лишь два из многих трагических эпизодов войны, которые случились в нашей семье.

Таких историй сотни и тысячи и они есть у всех, ведь в каждой российской семье были предки, которые принимали участие в освобождении Советского Союза от немецких захватчиков.

Дед прошел всю войну и дошел до Германии в 1945 году, после чего вернулся в Литву, куда его направили налаживать мирную жизнь людей в послевоенные годы.