Семья Поляковой Татьяны Валентиновны

 

Спиридонов Павел Яковлевич 

 

Спиридонов Павел Яковлевич

 

 

Солдат Великой Отечественной.

На фронте с первых дней войны.  Защищал Ленинград.

Умер от ран 20 января 1942 года, в день, когда освобождена от фашистов его семья.

 

 

 

Спиридонова Варвара Трофимовна 

 

Спиридонова Варвара Трофимовна

 

 

Мать шестерых детей, оставшись без мужа, попала вместе с детьми  в число узников, которых гнали фашисты перед своими регулярными частями.

Спасла свою семью.

 

 

Богачева Зоя Павловна 

 

Богачева Зоя Павловна

 

Стала узником  Великой Отечественной в 5 лет, пережила вместе с семьей оккупацию, кровопролитные сражения в ходе битвы под Москвой.

 

 

 

20 января

 

Почему я так назвала мой рассказ? Потому что эта дата имеет огромное значение в истории моей семьи. 

 

Моей маме было 5 лет, когда началась Великая Отечественная война. Большая семья — мама, папа и шестеро детей жили в д. Павловка под Можайском. Жили  в большом доме, и корова при них с «говорящей» кличкой «Дочка».

Война пришла в дом, когда отец, Спиридонов Павел Яковлевич, летом 1941 года, собрав котомку, ушел на фронт.

А уже в начале осени фашисты были под Москвой. Та самая деревня стояла у них на пути. Сожгли до тла. Жители бежали как могли.

Бабушка Варварушка, в то время  мама большого семейства, запрягла корову Дочку в телегу, посадила детей, среди которых и была моя мама, тогда пятилетняя девочка Зоя, и повезла детей в Можайск. Толпы жителей, чьи дома горели в оставленных деревнях, фашисты гнали к Москве. На подступах к Москве фашистов остановили на несколько месяцев. Это была оккупация. Оккупация со всеми страстями, полагающимися в местах у самой линии фронта.

 

Зимой 1941 года начались сражения за Москву. Можайская земля стала большим полем битвы. Огромные поля – безмерными братскими могилами.

А потом наступило 20 января. То самое 20 января 1942 года. Можайск освободили. Это была первая встреча нашей семьи с «20 января». 

 

Теряющие позиции фашисты пытались остановить наступление Красной армии. Рядом с домом, в котором приютили бабушку Варварушку с детьми, был железнодорожный мост,  который местные жители до сих пор называют «Чугунный». Немцам надо было во чтобы то не стало уничтожить его. Над деревней то и дело  летали бомбардировщики,  сбрасывая бомбы на мост, круша всё вокруг. В одном из домов, находящихся в зоне бомбардировки, под руками-крыльями Варварушки сидели её дети, которых  мама «успокаивала» обещанием, что если погибнем, то все вместе. Выжили, но те бомбардировки запомнили все и навсегда.

Фашисты вернуть утраченное не смогли. Радость освобождения омрачало отсутствие писем от ушедшего на фронт отца. Скоро пришла информация: пропал без вести.

 

Через много лет, когда девочка Зоя  была уже мамой, родила двоих детей, в Можайске выстроили новую улицу, в одном  из домов которой и поселилась семья Зои.

Улицу назвали «20 января» в честь дня освобождения города Можайска от немецко-фашистских захватчиков.  На этой улице и живет Зоя с 1972 года.

 

Пропавшего без вести отца Зоя помнит совсем плохо, слишком мала была, когда он ушел на фронт. Каково было удивление всей  нашей семьи, когда в наши руки попала справка о смерти Спиридонова Павла Яковлевича.

Оказалось, что он умер от ран 20 января 1942 года. Именно в тот день, когда город, где жила его семья, освободили от фашистов. В третий раз пришла эта дата в нашу семью.

И я хочу, чтобы о 20 января помнила вся моя семья, мои дети, мои внуки, правнуки и все-все. И чтобы такие испытания не коснулись нас больше никогда.

 

 

Томко Антон Фомич 

 

Томко Антон Фомич

 

Во время войны жил в зоне оккупации.

Был главным мужчиной  для нескольких поколений своей семьи.

Прожил 102 года.

 

 

 

Богачев Павел Фёдорович

 

Богачев Павел Федорович

 

Солдат Великой Отечественной.

Сражался в боях под Москвой.

Пропал без вести.

 

 

Богачева Пелагея Антоновна

 

Богачева Пелагея Антоновна

 

Пережила оккупацию, встречалась с Зоей Космодемьянской.

Вдова Великой Отечественной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валенки

 

Мое первое  детское знакомство с  Великой Отечественной войной началось с валенок моего прадеда.

У многих моих ровесников были дедушки, а у меня только один прадед Антон. Такой замечательный, такой душевный, что и сейчас тепло от воспоминаний о нём.

И были у моего прадеда мягкие заплатанные валенки, которые он очень берёг.  Я удивлялась, почему он так хранит старые валенки. И вот однажды он сказал мне, что эти валенки его в войну спасали, а теперь его черед их в мире поберечь.

 

 Незадолго до войны  в подмосковных землях  прадед построил дом для своей немаленькой семьи (как в сказке «Аленький цветочек» было в семье три дочери). А зимой 1941 сделал и себе подарок – новые валенки.

Когда началась война, и фашисты приблизились к Москве, семья собралась за большим столом решать, что делать будут.

Прадед, которому в начале сороковых уже было больше 60 лет, на фронт не попал, а вот все зятья его служили. Вот и остался он с женой, тремя дочерями и их малолетними детьми, среди которых и был мой отец, Валентин, единственным мужиком-защитником.

Решение принял такое: две дочери  с матерью и со всеми ребятишками отправляются в эвакуацию, а он с младшей дочерью остается,  постараются дом сохранить.

 

Мне никогда не рассказывали подробности, но даже представить больно, как провожала моя бабушка Пелагея своего единственного шестилетнего сына в эвакуацию, оставаясь встречать завоевателей.

Муж сражается под Калугой, фашистов удерживает. Бои там страшные. Сын уезжает с тётушками в далекую Уфу.

Увидятся ли они все или расстались навсегда, никто не знал.

 

Вот и остались мой прадед Антон и бабушка Пелагея одни. Что творится на оккупированных землях, все уже были наслышаны.  Антон решил спрятать немного старых вещей в надежде, что понадобятся  им и фашистам не понравятся. Вот только с новыми валенками расставаться не хотел. Тогда и решил обшить их множеством заплат.

Мудрым был мой прадед. Как только пришли фашисты, выгнали Антона и Пелагею в хлев, отобрали все вещи, обувь.

На старье не позарились. Старые валенки им не приглянулись. Проходил Антон в этих валенках всю войну, и в тепло, и в холод.

 

А в новом доме его фашисты сделали штаб. Обосновывались надолго, пытались народ  оккупированный запугать.

В ноябре 1941 года была просто агония какая-то. Началось сильнейшее противостояние. Недалеко была линия фронта, а в оккупационной зоне работали каратели. 

В соседней деревне Петрищево готовилась казнь партизанки Зои Космодемьянской. Пелагея как-то сказала мне, что довелось напоить Зою водой. Как  это было я не запомнила, маленькая была. Казнили Зою Космодемьянскую 29 ноября.

А уже через неделю началась  одна из важнейших битв войны – битва за Москву. 

Сражались за каждый клочок земли. И за Петрищево, где еще не было захоронено тело Зои, и за Дорохово, где в хлеву пытались спрятаться от смерти Антон и Пелагея.

 

Немцев погнали на запад. В Дорохово пришли советские солдаты-освободители.

В доме Антона опять обосновался штаб.  Об этом прадед  Антон говорил с гордостью.

А через пару лет и семья из эвакуации вернулась.

Не дождались только деда моего, Павла. Так и остался он, видимо, под Калугой, среди тысяч пропавших без вести.

И нет его имени ни в каких архивах, ни на каких сайтах. Только в памяти моей.

Сидя у печи в старых валенках рассказал мне об этом мой старый прадед Антон, царствие ему небесное.

 

 

Богачев Валентин Павлович

 

Богачев Валентин Павлович

 

У дома, в котором располагался штаб фашистов и советских военоначальников.  

 

Без отца и матери попал в эвакуацию, последний раз видел отца в 6 лет, всю жизнь пытался найти хоть какую-то информацию о нём, но так до смерти и не нашёл.

 

 

 

 

 

Бессмертный полк. 9 мая 2015 года